Строительство дизайн проектирование
     Главная             Новости            Статьи             Объявления             Ссылки             Контакты
       2
 
Строительство
Коммуникации
Отделка
Дизайн
Проекты
Материалы
Оборудование
Документация


  Яндекс.Новости




 7
    «Голден Лейн»- жилая застройка послевоенной Британии



 5
 Пример образцовой жилой застройки послевоенной Британии — массив «голден Лейн» в Лондоне.

«Голден Лейн» - это, как говорят в Лондоне, estate, а по-нашему - микрорайон. Его построили в 1957–1962 архитекторы Chamberlin, Powell & Bon, те самые, которые позднее строили Барбикан. Микрорайон располагается в двух шагах от Барбикана, но атмосфера здесь совершенно другая. В Барбикане - шумные толпы, здесь - тишина. Туристы сюда не заходят. А стоило бы: «голден Лейн» - многозначительный памятник лондонского модернизма.





В 50-е и 60-е годы он был знаменит. В архитектурной прессе о нём часто писали, обсуждая его новаторское устройство (микрорайон создан как самодостаточный мир с гимнастическим залом и бассейном, открытыми для всех жителей, магазинами, парикмахерскими, почтой) и остроумные планировки квартир.

В данный момент весь комплекс взят под охрану как памятник архитектуры. Здесь хорошо сохранились не только здания, но и первоначальная инфраструктура. Бассейн, гимнастический зал и парикмахерская работают на прежних местах; так что «голден Лейн» - не только архитектурный памятник, но и памятник политическим идеалам 50-х годов, островок воплощённой утопии.

«Голден Лейн» - первая работа Chamberlin, Powell & Bon. Собственно, это бюро и появилоcь благодаря этому проекту. Джеффри Пауэлл, Питер Чамберлин и Кристоф Бон, преподаватели Кингстонского политехнического института, договорились в 1952, что, если кто-то из них выиграет конкурс на план «голден Лейн», строить микрорайон они будут одновременно. Выиграл Пауэлл, и, верный собственному слову, основал со своими товарищами мастерскую, которая занялась дальнейшей разработкой проекта.

Хотя место был построен за пять лет и по единому плану, в нём нет стилистической цельности. Позднее всех, как раз к 1962, построили длинный дом с вогнутым фасадом, выходящий на широкую и оживлённую Госвелл-роуд, и он сильно отличается от других. Это единственное здание в микрорайоне, где на фасадах виден обнажённый бетон. Его автор - один из младших сотрудников мастерской, Майкл Нейлан.
  «Голден Лейн»- жилая застройка послевоенной Британии
Мне было интересно запечатлеть английский жилой квартал, построенный в те же годы, что и первые панельные микрорайоны в Москве. Мне казалось, что советские и английские микрорайоны обязаны быть похожи, как похожа друг на друга британская и советская мебель того времени. Но сходства меж «голден Лейн» и 9-м кварталом Новых Черёмушек не обнаружилось почти никакого.

Стиль тот же самый, его узнать свободно: фасады из цветного стекла, романтическая железобетонная «шляпа» на башне, козырьки, опирающиеся на тонкие колонны, бетонные решётки. Но эта архитектура настолько иначе сделана, что стилистическое сходство едва замечаешь.

Советский микрорайон - это россыпь домов по плоскости земли, открытая всем ветрам. «голден Лейн» -  замкнутый квартал. С востока и запада он отгородился от улиц длинными многоподъездными домами-экранами. Здания стоят плотно, образуя четыре внутренних двора. Из них только один, «парадный», открыт на юг. Три других окружены домами со всех сторон и углублены в землю. В них безлюдно и тихо.

Здесь, куда ни повернись, натыкаешься на стену. Но в стене тут и там обнаруживаются проходы. Дaнные дома так устроены, что чаще доводится идти не рядом них, а через них. Во многочисленных местах из них «вынуты» части первого этажа. Одно здание целиком оторвано от земли, стоит на колоннах. Там, где соприкасаются жилые корпуса, они скреплены «шарниром» вертикальных коммуникаций, а так как в английских домах лестница принадлежит улице, ты с неожиданной лёгкостью проходишь через архитектурную массу в том самом месте, где она кажется совершенно непроходимой - в глухом многоэтажном углу квартала.

Мостовая в квартале установлена на нескольких уровнях. Дворы изображают собой серию террас, соединённых лестницами, пандусами и галереями. Структура не так сложна, как в Барбикане с его многоэтажным стилобатом, но в общем заметно, что на этом объекте будущие авторы Барбикана набили руку. Гимнастический павильон, чистый периптер с белыми колоннами (привет, Мис ван дер Роэ!! в одни дворы выходит одноэтажным фасадом, в прочие - двухэтажным. Спиральный пандус ведёт в блестящий кривой «кратер» детской площадки. Под кварталом тянется подземная улица, по которой транспорт подъезжает к магазинам (они занимают весь нижний этаж дома, выходящего на Госвелл-роуд). С той же улицы можо попасть в подземную стоянку. Мостовая «парадного» двора - её крыша, а бетонные цилиндры на ней - световые люки.

Вообще, этот место спроектирован с детальностью, невозможной в советском жилом постройки. Такую сложную композицию — с несколькими эспланадами в разнообразных уровнях, выразительной центральной башней, сложными траекториями пеpедвижения — у нас делали только в жанре «ансамбль городского центра».

А ещё тут нет привычных домов-пластин. Взамен них - модернистский вариант стандартных rowhouses: квартиры в этих домах сами напоминают маленькие отдельные дома, со спальней на втором этаже и входом с улицы. Из таких домиков, узких и высоких, с собственным садом позади, в основном состоит историческая застройка английских городов. В 19 веке все чаще строили круг домов с одинаковой планировкой и общим фасадом. Такой  ряд - скорее, одно здание, чем несколько отдельных. Очередный шаг - на ряд однотипных домов установить ещё один, такой же, сверху.

На северных фасадах домов в «Голден Лейн» видны открытые галереи на третьем и  5-ом этажах. Двери с галерей ведут прямо в гостиные двухэтажных квартир. Лестницы, соединяющие этажи, тоже открытые. Подъезд - это павильон, пройдя через который, ты еще paз оказываешься на улице. Лестничные пролёты, площадки и коридоры, в Ссср скрытые за плоскими фасадами домов, здесь вынесены наружу. Северные фасады из-за этого стали пористыми, многослойными, очень сложными по структуре. На южных фасадах - эркеры и балконы, а на земле под ними разбиты маленькие садики, принадлежащие квартирам нижнего уровня.

Граница меж частным и общественным здесь поступает не там и не так, как в наших домах. У нас квартиры отделены от улицы толстой полостью подъездов, лестниц, коридоров. Окна первых этажей всегда выше уровня глаз. А здесь уровень пола в доме и тротуара снаружи совпадает. Гуляя по кварталу, можно запечатлеть на расстоянии вытянутой руки, заподлицо с собой, человека, который готовит на кухне яичницу. Двери в нижние квартиры ведут прямо с улицы, и под ногами прохожего лежат коврики с надписью «welcome».

Я слышал, что на крыше башни, под романтичной «шляпой», есть красивый сад и бассейн с узорной мозаикой, но туда уже несколько лет никого не пускают. А ещё, как я уже упоминал, тут замечательные интерьеры квартир: спальни висят над гостиными, как ящики, наверх ведут лестницы со ступенями-консолями, торчащими из стены; над дверьми помещены стёкла, и из-за этого свет легко распространяется по дому. Я в квартирах не был, но вот тут вывесил несколько фотографий человек, который был.

   6
                                                          


 





7
 8
 9